Copyright 2010-2014 . All Rights Reserved

АДМИРАЛЬСКАЯ ВАХТА


1988 ©
Ю. Гладкевич


Велика власть, предоставленная ему в экстремальных ситуациях. Но на успех можно рассчитывать только тогда, когда умеешь опираться на тех, кто работает с тобой вместе.

Не все это умеют. В памяти Александра Матвеевича ещё свеж случай, когда апломб, самонадеянность одного из сослуживцев привели к тому, что довольно простая ситуация начала резко усложняться. И ведь всё было у него: и знания, и опыт, и волевые качества... Не было только одного. Уважения к чужому мнению. Да и скромности, пожалуй, недоставало. В общем, больше на эту ответственную вахту офицер не заступал...

Недавно пришлось Смолину по просьбе начальника беседовать с одним из офицеров, выяснять, способен ли тот выполнять обязанности дежурного. Вывод после тщательного изучения Смолин сделал для этого офицера неутешительный: да, есть знания, есть опыт корабельной службы, но нет главного - умения применять эти знания и опыт в сложных ситуациях. Более того, нет и способностей к тому, чтобы такое умение приобрести. И что ж этот офицер? Конечно, обиделся... « Я,- говорит,- много плавал, зря бросаетесь такими кадрами...». Что приобрёл в плаваниях - это важно, но здесь нужны ещё и особые качества...

Прошло около двадцати минут с того момента, как поступило сообщение о происшествии с «Маршалом Чуйковым». Уже сделано многое. Подтягиваются к танкеру спасатель, другие корабли. И на карте обстановки в этом районе появились новые отметки.

С картой работает капитан 1 ранга Владимир Голубь. Улучив минуту, контр-адмирал Смолин подходит к нему. Владимир Николаевич грамотно наносит обстановку. Правда, спешит немного, нервничает...

Смолин особое значение придаёт работе с документами. Почему? Ответ, пожалуй, можно было бы дать самый простой: потому что он обязан представить эти документы командованию.

Такое соображение со счетов, конечно, сбрасывать нельзя. Но главное - карту должны легко читать все, кто впоследствии с ней станет работать. По ней Смолин будет докладывать командованию. Возможно, по ней будут докладывать и выше, но уже другие. По ней будут проводить разбор действий должностных лиц. Её, возможно, используют впоследствии и на тактических летучках... И это будет уже документ, который могут понимать все.

В своё время Смолину трудно давалась нелёгкая наука работы со штабными документами. Командуя лодкой, он редко лично исполнял их. Зачем? Штурман - рядом, только дай команду. И впервые здесь, на новом месте службы, получив задание исполнить один из документов, пришёл в растерянность. Он не мог добиться того, что привык видеть в чужих работах: чёткости, точности, аккуратности...

Только через два месяца Смолин показал начальнику безукоризненно исполненный документ. И никто не знал, какого труда это ему стоило.

- Телеграмма с тральщика, товарищ контр-адмирал...

Ещё не зная её содержания, ещё только протянув за ней руку, контр-адмирал Смолин по взгляду офицера, подавшего бланк телеграммы, понял: обстановка не из худших.

Командир тральщика докладывал: подорвавшийся на мине танкер сохраняет остойчивость, пожара нет, жертв нет, предприняты все меры для обеспечения безопасности судна. С рассветом танкер можно будет отбуксировать в ближайший порт для ремонта...

Когда-то офицер Смолин покинул мостик подводной лодки, не предполагая, что его ждёт впоследствии другой. «Мостик», с которого ему видны все районы, где совершают плавание корабли под бело-голубым Военно-морским флагом.
                                                   

                               
  
1   2   3   >>  
1   2   3   >>  



-

-
1960-2011