АДМИРАЛЬСКАЯ ВАХТА


1988 ©
Ю. Гладкевич

Контр-адмирал Александр Смолин с силой помассировал пальцами веки - устали глаза. Глянул на табло электронных часов, где между нолей размеренно пульсировала зелёная точка, отсчитывая первые секунды новых суток. Ещё часок - и можно отдохнуть...

Перед тем как идти отдыхать, Александр Матвеевич постоял рядом со связистом, затем поочерёдно обошёл всех, кто в эти сутки вместе с ним находился на службе.

Вообще-то особой необходимости в этом не было. Люди все подобрались опытные, каждый знает дело, никому ничего не нужно напоминать. Но обход такой вошёл у Смолина в привычку. А привычка, как известно, вторая натура...

Появилась она у Смолина ещё в те годы, когда он командовал подводной лодкой. Причём Александр Матвеевич мог бы даже день назвать, когда решил такую привычку обрести.

...Согласно Корабельному уставу ВМФ, командир корабля должен раз в сутки совершать обход корабля. Но Смолин, в то время молодой командир, бывало, пренебрегал этой обязанностью. Ничего страшного, считал, если где-то не побывает. Есть там командиры отсеков, пусть учатся самостоятельно порядок поддерживать.

Не понимал тогда, что присутствие командира корабля в отсеке нужно не только для того, чтобы порядок был флотский... До одного случая в походе.

...Лодка, до определённого момента послушная воле рулевого, вдруг стремительно изменила направление движения. Грохнулся плечом об одну из стоек вахтенный офицер, командир едва удержался на ногах - так резко возрос дифферент.

Смолин среагировал мгновенно:
- Пузырь в нос! Оба - полный назад!..

В общем, опасность тогда миновала. Но кто виноват в том, что лодка перестала слушаться рулей? Оказалось, старший матрос Спиченков. Не зашплинтовал всего лишь одну гайку, когда готовились к выходу в море, - и чуть было не случилось непоправимое.

Смолин вызвал Спиченкова. Готов был обрушить на голову старшего матроса бурю. Но, увидев осунувшееся от недосыпания лицо старшего матроса, только и сказал:
- Ну что же вы, Спиченков?..

Зато себя казнил строго. Ведь знал же, в какой обстановке готовились к походу, знал, что недосыпали офицеры и матросы, работали самоотверженно, чтобы к указанному сроку завершить предпоходную подготовку работы. Знал, что и в море наладить полноценный отдых не удалось: сразу активно включились в учения. По учебной тревоге моряки часами находились на боевых постах. А он, командир, и тогда, в базе, нечасто ходил по отсекам. И здесь, в море, всё больше в центральном сидел. И ни разу в голову не пришло, что его командирское присутствие, его слово могло при-ободрить уставших моряков, да и помочь им с организацией отдыха он был обязан.
С тех пор обход отсеков - неистребимая потребность Смолина...

Голос связиста остановил контр-адмирала Смолина уже в дверях. Обернулся. Лицо офицера встревожено.
- С тральщика докладывают. В районе Персидского залива получил боевое повреждение наш танкер «Маршал Чуйков».

«Повреждение»... Слово сухое, а как обожгло.

Там, в Персидском заливе, давно уже горячо для мореходов. За время ирано-иракского конфликта немало судов разных стран стали его жертвами. « Маршал Чуйков» - первый из наших, советских... И ему нужно немедленно помочь.

В первые минуты, пока идут по своим инстанциям доклады, пока будут приняты окончательные решения, помочь экипажу совершить правильно первейшие действия, предотвратить беду, нарастание катастрофы...

Ещё двадцать пять лет назад командир соединения подводных лодок капитан 1 ранга Фёдор Воловик, моряк 168 известный и уважаемый, подметил в Смолине особенно ярко выраженную командирскую черту - умение при крайнем дефиците времени принимать правильные решения и успешно их реализовывать.

Copyright 2010-2014 . All Rights Reserved

                                                   

                               
  
1   2   3   >>  
1   2   3   >>  

















- ..


-

-
1960-2011