ГИБЕЛЬ БПК "ОТВАЖНЫЙ"


12.30. Именно в этот момент появилась надежда на спасение корабля. На КП флота с борта "Отважного" поступил доклад: "Пожар в коридорах 7, 8 потушен. 2. Командир БЧ-5 вошел в ПЭЖ. 3. Столовая не контролируется. 4. Крен 10° правого борта, дифферент 2-6 метров. 5. Поставлена вторая линия обороны на 143-м шпангоуте. Оценка обстановки: посадка и остойчивость корабля стабилизировались, непотопляемость обеспечивается".

К "Отважному" поочередно подходили СС "Бештау", СБ-15, ПЖС-123, пытались охлаждать палубу в районе кормы, подавать пену в аварийные отсеки. Люди, рискуя жизнью, делали все возможное и невозможное, временами казалось, что победа близка, "Отважный" спасут.

В это время на "Отважный" высадился заместитель командира бригады по ЭМЧ капитан 2 ранга Глеб Умеренков, он здорово помог И.Виннику в принятии решения по БЗЖ.

После первого обнадеживающего доклада (с 12.30) экипаж и силы спасательного отряда в неимоверном напряжении еще два часа и 15 минут боролись с огнем, перекачивали топливо с борта на борт, пытаясь спрямить корабль, откачивали за борт скопившуюся воду. Были погибшие, много раненых. Но борьба продолжалась. И если сверху и с носовой части пожар можно было как-то контролировать и подавлять, то совершенно невозможно было узнать обстановку в корму от погреба № 8.

А она развивалась катастрофически опасно. Кончилась пена. Иван Петрович Винник вспоминает: "Я выходил к ПЖС-123, переговорил с капитаном 2 ранга Жбановым (начальник АСС), просил пены и во внутренние помещения, что он сделал, и пока была пена, мы пожар в коридорах приостановили. Но пена закончилась! А лить воду во внутренние мы и сами могли... Он подтвердит, как я просил: "Ну, дай же пены!!!". Получил ответ: "Пены нет!". Все".

14.45. Раздался взрыв. Последний. Роковой.
Из воспоминаний командира: "Очевидцы на ГКП говорили, что когда взорвались погреб № 10 и керосин (я считаю, что это произошло вместе), то я сел на стол, снял фуражку, бросил ее в угол и сказал: "Это все!". Я, правда, этого не помню,  видимо, очень этого опасался, но - произошло!!!".

Да взрыв авиационных бомб в погребе № 10 и десятитонной цистерны с авиационным керосином одним махом перечеркнул все надежды на спасение. В борту образовалась огромная пробоина, вода буквально хлынула во внутренние помещения. Крен и дифферент начали быстро увеличиваться. Борьба за живучесть прекратила свой смысл.

15.06. Контр-адмирал Самойлов приказал личному составу покинуть корабль.

15.17. ПЖС-123, приняв на борт 65 человек и начальника штаба ЧФ, отошел от борта. Личный состав под руководством командира начал покидать корабль.
Надо отдать должное контр-адмиралу В.Саакяну. Своим присутствием до самого конца борьбы за живучесть корабля он, не вмешивался в действия командира, поддерживал его, вместе с ним анализировал обстановку и утверждал его решения. Он как бы подавал пример хладнокровия, выдержки и ... надежду на спасение. Это офицерский поступок.

15.24. Весь личный состав покинул корабль. Последним сошел командир.

Из записок Ивана Петровича Винника: "Когда сошел НШ, то я на ГКП отдал в руки СПК (старшего помощника командира) вахтенный журнал и журнал боевых действий, сказал: "Береги эти документы, это наша жизнь с тобой". Мы с ним вышли на левый борт из коридора в районе волноотбойника на баке. Корабль уже не буксировали, оборванный буксирный конец висел с форштевня, по нему по команде спускались в воду матросы и мичманы. Я порекомендовал СПК раздеться, он взял у кого-то полиэтиленовый пакет и уложил в него документы. Я ему сказал:
"Прыгай, отплыви немного и наблюдай за мной". СПК прыгнул. Я же поднялся в свою каюту, добрался до сейфа. Было очень трудно идти, палуба уже была сильно наклонена, а я держался за переборки. Взял партийный билет, положил в карман кремовой рубашки и пошел на ходовой пост, там увидел двух молодых матросов, рулевых, которые боялись спускаться вниз - слабо плавали. Я надел на них спасательные жилеты, вручил одному из них секретную карту, сказал: "Идите за мной". Мы с трудом спустились, ударяясь о трапы и поручни, и вышли из коридора к волноотбойнику. Я сказал им: "Прыгайте", они боялись, было высоко. Потом я мягко уговорил одного, он прыгнул. Другой боялся. Я приблизился к нему, почти обнял и животом столкнул за борт. Оба они остались живы, их подобрали. Когда меня искали, то они сказали, что я остался на корабле. Но было так. Я посмотрел на ют - он уже под водой, бак высоко поднят, подошел к борту, подумал: "А ведь у меня двое детей". Снял ботинки и в одежде решительно прыгнул "солдатиком". Когда вынырнул, чувствую, что меня тянет назад, я с большим усилием оторвался от корабля метров на 50-60. Когда обернулся, корабль стоял уже почти вертикально и медленно погружался. Старпом был рядом. Нас подняли на барказ, а потом передали на СБ-15".

Яндекс цитирования
Copyright © 2010-2014 Центральный командный пункт ВМФ. All Rights Reserved

1   2   3   4   >>  
1   2   3   4   >>  
   НОВОСТИ ВМФ
Напишите нам
Сделать стартовой
Нравится
Сайт ветеранов Центрального Командного Пункта Военно-морского флота

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМАНДНЫЙ ПУНКТ
ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА
1960-2011