Copyright 2010-2014 . All Rights Reserved

НАЧАЛЬНИК ГЛАВНОГО ШТАБА


- На доклад к Сергееву подчинённые шли с лёгким сердцем, зная, что разноса не будет, как бы ни была сложна и даже драматична обстановка. Так было и во время гибели советской атомной подводной лодки "К-8" в апреле 1970 года. Это была первая катастрофа АПЛ в отечественном ВМФ.

Сразу с получением сообщения, что подводная лодка терпит бедствие, начальник ГШ ВМФ собрал у себя в кабинете офицеров, ранее служивших на первых атомных лодках. В ту пору в Москве таких офицеров были считанные единицы. Каждого внимательно выслушал, задавая спокойно один и тот же вопрос: «Что могло быть причиной пожара на борту "К-8"?». Терпеливо, не перебивая, выслушал все ответы, делая у себя пометки.

Продолжением разговора явилась дискуссия о поведении командира подводной лодки с точки зрения предотвращения её возможного затопления. На борту "К-8" находился заместитель командира дивизии, опытный атомщик, он бы мог многое прояснить. « Но почему он молчит?». На эту реплику Н. Сергеев встал из-за стола и грустно проговорил: «Вероятно, его уже нет в живых». Николай Дмитриевич не высказал никакого сомнения в профессионализме старшего на борту. Доверие к людям было его характерной чертой.

Кроме этого он был человеком величайшей организованности. Его организованность дисциплинировала окружающих, внушала доверие к высшему руководству ВМФ.

Ещё одна черта, поражавшая офицеров и адмиралов Главного штаба, оперативных дежурных ЦКП ВМФ, - это умение, возможно, выработанное годами службы, а может, и данное свыше - схватить главное в любом вопросе. Сергеев мог практически мгновенно уловить смысл, стержень написанного на нескольких страницах или понять сущность в объёмном докладе ОД ВМФ, «прочитать» карту, положенную на стол, не задавая вопросов. И это, как правило, по сложнейшей обстановке в том или ином районе океана...

Рабочий день Н.Д. Сергеева длился по 12-14 часов в сутки, а объём просматриваемых документов составлял несколько толстых папок в день. В дополнение к этому за рабочий день приходилось принимать доклады от десятков офицеров и адмиралов, держать в памяти до сотни наименований кораблей, действующих по всему Мировому океану,« читать» десятки карт, представляемых оперативными дежурными ЦКП ВМФ или операторами направлений и отделов.

Отмечая такое многообразие контактов Н.Д. Сергеева и вообще начальников ГШ ВМФ, следует выделить особо двух лиц, которые составляли их главную опору в практически непрерывной повседневной деятельности, обмене взаимной информацией о жизни флота. Первое лицо- это начальник оперативного управления Главного штаба ВМФ, второе - оперативный дежурный Военно-морского Флота.

В целом же ОУ ГШ ВМФ и ЦКП ВМФ органично связаны между собой и являются той базой, которая позволяет объективно оценивать ежедневную обстановку и состояние всего Военно-морского флота.

На проводах в запас адмирала флота Н.Д. Сергеева присутствовали все начальники управлений, служб и отделов Главного штаба ВМФ. Николай Дмитриевич, выразив всем благодарность за совместную службу, отметил, что они помогали ему в его деятельности на благо ВМФ, но особенно он благодарен дежурной службе ЦКП, которая никогда его не подводила. « Здесь собраны профессионалы высокого уровня и очень выдержанные, тактичные офицеры. Правда, они не всегда меня жалели - улыбаясь, сказал он с юмором. Часто поднимали ночью, но это было необходимо, ведь, на боевой службе одновременно находилось 70-80 вымпелов, и под их управлением ещё были две оперативные эскадры» (5-я и 8-я ОПЭСК).

Этот небольшой портрет НГШ ВМФ, составленный по воспоминаниям его сослуживцев, даёт представление и о роли ЦКП ВМФ в системе управления силами флота.



Из книги: "50 - ", , 2010 .
                                                   

                               
  
1   2   >>  
1   2   >>  



-

-
1960-2011