-


Была такая должность на ЦКП ВМФ, полностью именовавшаяся дежурный адмирал - оперативный дежурный ВМФ. Это высокая должность не только в штате ЦКП, но и всего ВМФ. На плечах дежурного адмирала лежала ответственность за весь Военно-морской флот.

Вспоминает капитан 1 ранга В.Т. Кулинченко:
- Когда я пришёл на ВКП ГК ВМФ в 1980 году, то сразу же был задействован в оперативном дежурстве на повседневном командном пункте и вылетах- выездах по обеспечению деятельности ГК ВМФ.
В эти годы, когда могущество ВМФ Советского Союза было достойным великой морской державы, дежурными адмиралами были действительно достойные моряки. За семь лет моей службы не был снят ни один ОД. Если и были проколы, то они особо не влияли на судьбы офицеров ЦКП ВМФ, а только заставляли более ответственно подходить к исполнению своих обязанностей.

Всех ОД ВМФ, с кем приходилось дежурить, не перечислить. Обычно каждый ОД имел свою смену, ну а нам, нештатным СПОД, приходилось подменять штатных при нахождении их в отпусках, болезни или отсутствующим по другим причинам, поэтому приходилось дежурить со многими, и мы имели возможность сравнивать методы их руководства сменой. Пусть на меня не обидятся те, которых я не упомяну здесь, другим дам характеристику, с которой они не согласятся. Но, как я сказал выше, все были достойные моряки и хорошие люди. Люди разные, со своими достоинствами и недостатками.

Более всех дежурных адмиралов я симпатизировал контр-адмиралу Эрнесту Генриховичу Бульону. Я знал его ещё по совместной службе на Северном флоте, где он командовал ПЛА 675- го проекта, а потом был заместителем командира 11-й дивизии подводных лодок. Это был опытный моряк-командир, имеющий за плечами несколько автономок и даже совершивший в 1971 году поход в Южную Атлантику старшим начальником на борту АПЛ 661-го проекта («Золотая рыбка»).
Выдержанный, спокойный, вежливый Эрнест Генрихович никогда не нагнетал обстановку, не вмешивался в дела старших помощников. Выслушав их доклады, давал дельные советы. Самой отличительной его чертой было чувство собственного достоинства. Расскажу один небольшой случай, свидетелем которого я был лично.

Я дежурил по первому направлению в смене дежурного адмирала Э.Г. Бульона. Вечерние часы- самое продуктивное время обработки текущей и прогнозируемой обстановки на морских театрах. Поэтому вся смена «пыхтела» над картами, а ОД расписывал телеграммы для нас на своём рабочем месте. В разгар рабочей атмосферы раздался резкий звонок «красного» телефона. Дежурный адмирал взял трубку и спокойным голосом доложил: « Оперативный дежурный ВМФ контр-адмирал Бульон слушает вас!» Кто был на другом конце «провода» и что он говорил, мы, находящиеся в оперативном зале, не могли слышать, поэтому ниже привожу этот диалог со слов Эрнеста Генриховича.

Мы, конечно, прислушивались к разговору ОД ВМФ по телефону, особенно когда почувствовали, что его голос несколько дрогнул. Каждый готовился к выполнению непредвиденной вводной. В короткий перерыв, оторвавшись от карт, мы спросили у адмирала: «С кем он разговаривал и кто такой офицер Каша?».

Эрнест Генрихович рассказал, что после его доклада в «красную трубку» телефона раздался хохот, а потом вопрос: «А у вас СУПА нет?» Я удивился и спросил: «С кем имею честь говорить?». «Маршал Куликов!» - последовал ответ. Я как-то без раздумья быстро сориентировался и ответил: «Товарищ маршал, Супа у нас нет, а вот офицер Каша есть!» Трубку на том конце со смехом бросили.

Через минуты три опять раздался звонок и уже после моего доклада фраза: «Товарищ адмирал, вы так меня рассмешили, что я забыл - зачем я вам звонил. Разыщите вашего Главнокомандующего и попросите, чтобы он позвонил маршалу Куликову!»
Вот почему я немного взволновался от некорректности наших высших начальников, но сдержался и, по-моему, нашёл достойный выход из этой обстановки.

Это был наглядный урок поведения для всех нас, старших помощников, потому что нам приходилось подменять оперативного дежурного на его месте как в период его кратковременного отдыха (ночного и на обед), так и при  вызовах его  в  высокие кабинеты. Мне лично несколько раз приходилось разговаривать по телефону с заместителем министра обороны маршалом Советского Союза В.Д. Соколовским.  После доклада об этих разговорах некоторые ОД очень волновались, особенно Борис Михайлович Мальков, правильно ли я себя вёл при разговоре со столь высоким лицом? Но замечаний никогда не было - нас учили не только анализу обстановки, но и такту поведения. И основными учителями были оперативные дежурные ВМФ, люди с богатым служебным и жизненным опытом.

Оперативные дежурные ВМФ пользовались уважением не только в коллективе ЦКП, но и далеко за его пределами. Вот как отзывается о работе оперативного дежурного в своей книге «Продуть балласт» вице-адмирал Рудольф Александрович Голосов. Он руководил переходом отряда кораблей через три океана (ПЛА К-201 пр. 670, ПЛА К-314 пр. 671, БПК «Маршал Ворошилов» пр. 1134А, ЭОС «Башкирия» и ПМ-139) с Северного флота на ТОФ в период 20 января-7 мая 1974 года:

«Около 10 часов пересекли меридиан 35 градусов восточной долготы, и управление нашим отрядом с КП СФ было передано на Центральный командный пункт ВМФ. ОД ВМФ пригласил на переговоры. Оказалось, на праздничной вахте контр-адмирал Бульон, бывший заместитель командира 11-й дивизии. Поздравил с праздником (23 февраля) и по моей просьбе позвонил маме, передав ей привет от сына. В ответ получил материнское благословение на дальнейший путь. Спасибо Эрнесту Генриховичу! Среди больших и малых забот в океанской глуши получить добрую весточку из дома дорогого стоит».

Много сложного лежало на плечах ОД ВМФ. Кроме тактика и стратега нужно было оставаться и человеком.

Никто не скажет плохого слова и о другом дежурном адмирале Александре Матвеевиче Смолине. В отличие от спокойного Э. Бульона Александр Матвеевич был шумным товарищем, но не выходящим за рамки дозволенного. Дежурить с ним было одно удовольствие, стрессы были редки. Он умел напряжённую обстановку разрядить интересным анекдотом или забавным случаем.

Имея богатый опыт службы на действующем флоте (командир подводной лодки, первой выполнившей боевую службу), он является старожилом на ЦКП. Пользовался уважением за то, что тактично, без унижений учил своих старпомов премудростям службы в штабе и умел доверять им. Пусть не обижается уважаемый адмирал на характеристику, данную ему не начальством, а подчинёнными - «мудрый змий». Такая оценка многого стоит. И что очень ценили в нём мы, старшие помощники, он никогда нас не «подставлял» и умел защитить от гнева старших начальников. Чего греха таить, были и такие дежурные, которые при форс-мажорных обстоятельствах пытались списать свои ошибки или некомпетентность на старших помощников. Уйдя в запас, Александр Матвеевич остался работать главным инженером ОБП АСУ ЦКП ВМФ, прикипел душой к делу, его богатый опыт очень пригодился и сегодня используется новым поколением начальников и офицеров ЦКП ВМФ.

Большим уважением у СПОД пользовался и контр-адмирал Абрамов Михаил Борисович. Спокойный, грамотный и уверенный в своих действиях. Он пришёл на ЦКП ВМФ в 1975 году с должности оперативного дежурного Тихоокеанского флота. Должность ОД флота не менее сложна, чем должность дежурного адмирала ВМФ, поэтому Михаил Борисович быстро освоил свои обязанности. После введения должности дежурный адмирал - оперативный дежурный ВМФ, первым контр-адмиралом стал Э.Г. Бульон, а за ним одновременно получили адмиральские погоны M.Л. Копытников и М.Б. Абрамов - это был небывалый случай, когда в одном подразделении сразу два человека получали адмиральское звание. Но это были достойные люди.

В ноябре 1981 года Михаил Борисович был назначен начальником Тихоокеанского направления Оперативного управления Главного штаба ВМФ, откуда ушёл в запас в апреле 1989 года. Как он сам признаётся - служба на ЦКП в должности ДА-ОД ВМФ в течение шести лет явилась хорошим фундаментом для службы в Оперативном управлении.

Обязанности дежурного адмирала - ОД ВМФ зачастую исполняли капитаны 1 ранга. Оттого, что на их погонах не было «паука», нисколько не роняло их авторитета и компетентности. Владимир Яковлевич Новакивский пришёл на ЦКП ВМФ в 1974 году на должность СПОД с должности командира РПКСН. За 14 лет службы он познал все тонкости службы на ЦКП: два года был начальником 2-го боевого расчёта ВзПУ, потом начальником оперативной группы ЦКП, а в 1984 году был назначен дежурным адмиралом - ОД ВМФ. С этой должности был уволен в запас в 1988 году, так и не получив адмиральского звания. Но дело не в звании, а дело в том, как служишь. Капитан 1 ранга В.Я. Новакивский полностью соответствовал своей должности и, как говорят, не вызывал «аллергии» у старших помощников, которые, как не верти, были и есть "мышцы" ЦКП ВМФ.

Большинство оперативных дежурных в звании капитанов 1 ранга были нештатными, так называемый резерв. Это хорошо подготовленные СПОД или начальники боевых расчётов ВзПУ, оперативные дежурные ОКП (ЗКП) ВМФ, сдавшие зачёты на самостоятельное несение дежурства на ПКП ВМФ. К таким можно отнести капитанов 1 ранга P.M. Агапова, И.А. Переверзева, В.Д. Ильина, В.В. Комарова и многих других достойных офицеров.

В 2006 году должность дежурного адмирала была сокращена и введена должность "оперативног дежурного - заместителя начальника Центрального командного пункта Военно-морского флота по боевому управлению" со штатной категорией "капитан 1 ранга".
  

                                                   

                              -            
- - .. , 1 .. , - .. . 24 1995













-
- Э.Г. Бульон, 2006 год














-
- ..













-
- ..













-
- ..













-
- ..











-
1 .. , 24 1995















1 .. 2002-2006 , 2006-2009 - ,
Copyright 2010-2017 . All Rights Reserved


-

-
1960-2011